Познакомимся поближе — Джейсон Андринга

Близкие отношения с дедом, основателем корпорации Vermeer Гари Вермеером, сильно повлияли на решение Джейсона Андринги выбрать в качестве своей карьеры машиностроение. Андринга присоединился к семейной компании 11 лет назад, после работы в NASA, и в ноябре 2015 года сменил свою мать, Мэри Андринга, на посту президента и генерального директора производственной компании, расположенной в городе Пелла. Он начинал карьеру в корпорации Vermeer с должности инженера и поочередно занимал все более сложные управляющие должности, прежде чем был назначен президентом и исполнительным директором, и только после этого перешел к должности генерального директора. Хотя компания по-прежнему тесно связана с сельскохозяйственной техникой, в настоящее время 80 процентов бизнеса корпорации Vermeer связано с промышленным и строительным оборудованием. Среди заслуг Андринги перед корпорацией Vermeer можно отметить значительный рост международных продаж и разработку новых изделий.


Расскажите мне подробнее о времени, проведенном в NASA.
Как студент последнего курса, специализировавшийся на машиностроении, я на протяжении года принимал участие в своего рода расширенной стажировке, которая проходила в Космическом центре Джонсона в Хьюстоне. Для меня это был потрясающий опыт и после него я решил пойти в аспирантуру по специализации авиа- и ракетостроение в Массачусетский технологический институт (MIT). После этого я проработал четыре года в лаборатории реактивных двигателей, прежде чем присоединиться к корпорации Vermeer. У меня была возможность поучаствовать в выполнении множества различных проектов, однако теперь наиболее примечательным проектом за все эти четыре года я бы назвал марсоход Curiosity, который сейчас исследует Марс.


Какой опыт работы в корпорации Vermeer являлся для Вас ключевым?
В данный момент я занимаю свою шестую должность в корпорации Vermeer, так что я надеюсь, что они позволят мне задержаться на ней подольше, чем на предыдущих пяти. Моей первой работой тут была должность инженера, я помогал создавать изделия для новых рынков, рынков органической сортировки и производства компоста. Наибольшее влияние на мой опыт, скорее всего, оказала моя вторая должность. Я три года прожил в Нидерландах, где отвечал за работу нашего регионального представительства, которое занималось поддержкой наших клиентов и дилеров в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке. Для меня это было что-то вроде пробного запуска: действительно ли мне понравится нести ответственность за что-то? И я понял, что мне полностью нравится такая работа.


Какими были Ваши первые впечатления о заводе, когда Вы были ребенком?
Мои первые воспоминания относятся к зиме, которую я проводил со своим дедом. Мы были в той части здания, которую теперь занимает отдел по работе с персоналом. На тот момент она была не закончена, и мы практиковались там в стрельбе из лука. На протяжении последних 30 лет своей жизни мой дед проводил большую часть лета на рыбалке в Канаде. Он организовывал трехдневные поездки на рыбалку и брал с собой не только членов семьи и друзей, но и сотрудников корпорации Vermeer. Я не просто отправлялся вместе с ним на рыбалку каждое лето — когда он немного постарел, я стал его основным пилотом.


Что повлияло на Ваше решение стать инженером?
Я решил выбрать инженерные науки после первого нашего лета в Канаде. Я строил домик (вместе с моим дедом), и он знал все о том, как его построить, а я не знал ничего. Я подумал, что у него прирожденный талант превосходного инженера, и я решил, что ученая степень в машиностроении будет отличным способом попасть на работу в корпорацию Vermeer. И воспоминания о том, каким на самом деле был основатель этой компании, всегда будут очень дорогими для меня.


Самые серьезные вызовы, с которыми Вы столкнулись в первый год на посту генерального директора?
Это была нестабильность на рынках, на которых мы работаем. Когда я занимал должность в Нидерландах, шел 2009 год, и весь мир оказался под ударом глобальной рецессии в экономике. Я проводил много времени в поисках возможности сдержать расходы, чтобы это подразделение сохранило свою прибыльность, и мне удалось это сделать. Сейчас пошел уже второй год небольшого снижения продаж. Самая большая прибыль у нас была в 2014 финансовом году. После этого мы испытали небольшой спад в 2015 году, и мы наблюдаем небольшое ускорение этого спада в 2016. В частности, наш бизнес за пределами Соединенных Штатов, а также наши предприятия, связанные с ценами на сырьевые товары, получили довольно тяжелый удар.


Удалось ли корпорации Vermeer избежать увольнений?
Корпорация Vermeer не проводила вынужденных увольнений с 2003 года. А в 2009 увольнения были очень заманчивым решением. Наши конкуренты и большинство компаний на рынках, которые мы обслуживаем, прибегали к увольнениям. Однако, благодаря опыту 2001-03 годов мы понимали, какую цену бизнес платит за подобные решения. И потому в 2009 году мы решили, что предпримем все возможное, чтобы избежать увольнений. В этом году мы более-менее добились цели сделать предприятие безубыточным, и когда эта волна спадет, мы будем в лучшем положении для возврата на растущий рынок. И это именно то, что происходит сейчас. В 2010, 2011 и 2012 годах мы росли на 30 процентов каждый год. Так что в те годы мы фактически удвоили свои размеры и, благодаря тому, что мы избежали увольнений, в моменты, когда вновь появлялась работа, мы принимались за нее в полную силу.


Каким образом корпорация Vermeer вовлечена в образование в областях STEM (естественные науки, технология, проектирование и математика)?
Мы большие сторонники образования STEM. Моя мать и вице-губернатор являлись сопредседателями комитета по развитию STEM в штате Айова. Разумеется, если говорить о моем прошлом, то у меня две инженерные степени, и я работал в области машиностроения до прихода в корпорацию Vermeer, так что я большой сторонник продолжения развития этих навыков у наших сотрудников. Каждое лето мы принимаем около 40 интернов в области машиностроения. Мы определенно уделяем большое внимание областям, которые тесно связаны со STEM-науками.


Что собой представляет ассортимент продукции Vermeer на сегодняшний день?
Это интересный вопрос, поскольку на сегодняшний день лишь 20 процентов нашего бизнеса связано с сельским хозяйством, хотя именно эта часть бизнеса связана с наиболее важным изобретением моего деда, рулонным пресс-подборщиком. Мы по-прежнему очень гордимся этим бизнесом, и он обеспечивает некоторый уровень диверсификации для нашей компании. Восемьдесят процентов нашего бизнеса приходится на промышленную и строительную отрасли. Самым большим направлением в данных отраслях для нас является строительство подземной инфраструктуры: прокладка оптоволоконных кабелей, линий электропередачи, газопроводов, водопроводов, канализация и т. д. Второе по размерам направление связано с переработкой органических отходов: измельчители ветвей, измельчители пней, дробилки древесных отходов.


Каких объемов достигли международные продажи?
Направление международных продаж теперь развито настолько, что занимает приблизительно 30 процентов нашего бизнеса. За последние несколько лет, из-за сильного положения доллара, оно сократилось до 20 процентов. Несколько лет назад мы поставили перед собой цель — разместить 50 процентов наших продаж за пределами Соединенных Штатов, и, честно говоря, эта задача по-прежнему стоит перед нами.


Какие сектора, в целом, показывают самый высокий потенциал к росту?
Конечно, существуют некоторые рынки, которые мы исследуем, некоторые параллельные рынки, которые обеспечат определенный рост за счет того, что новые изделия смогут служить новым потребностям уже существующих клиентов. Теперь, когда доллар стабилизировался, мы также хотим начать восстановление нашего международного присутствия. Мне бы хотелось отметить, что нынешняя ситуация во многом повторяет историю основания компании в 1948 году, когда нашей основной областью специализации являлись инновационные высококачественные нишевые продукты. Так что я верю в то, что нас ждет светлое будущее, в котором наши новые изделия вернут нас к росту.

Какие тенденции кажутся производителям наиболее важными?
Мы по-прежнему с оптимизмом относимся к тому, что являемся производителем в Соединенных Штатах. Мне кажется, был такой период, когда компаниям казалось, что они могли бы быть более эффективными, если бы работали за пределами США. У нас есть небольшое производство за пределами США, однако я, как всегда, уверен, что мы можем быть долгосрочной успешной производственной компанией в Соединенных Штатах. И, честно говоря, находясь в Айове, мы не могли бы придумать другого места для себя. У нас потрясающе трудолюбивые сотрудники и прекрасные корпоративные ценности.


Vermeer и логотип Vermeer являются торговыми марками производственной компании Vermeer в США и/или других странах.
© 2016 г. Корпорация Vermeer. Все права защищены.

На этом сайте используются куки-файлы, чтобы вы могли получить лучший опыт на нашем сайте. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie